sun

Ни о чем эти песни и сны

Зелены мои дни, белы мои ночи

Обзор прочитанного за последний месяц
sun
yarkaya
Виктория Хислоп, Остров (Тайна Софии)
Второй роман Хислоп про Грецию - практически калька с первого по основной задумке. Но ей так хорошо удается описать именно само место и документальную хронику событий, которые в нем происходили, что я ей это все прощаю. Больше у нее, правда, книг о Греции нет, поэтому с этой авторкой я завязываю.
Эта книга о Крите, ее имеет смысл взять с собой читать туда и по возможности, сьездить в Плаку. Кстати, такого названия с Крита как-то вообще не помню, а мы обьездили его довольно основательно. Это деревушка неподалеку от Агиос Николаоса, которая смотрит прямо на остров Спиналонга.
На Спиналонгу мы не попали. Очень хотелось сходить туда на яхте, и такие маршруты из Николаоса были. Помнится, я всунулась на ближайшую яхту и спросила: на Спиналонгу поедете? Капитан истолковал мое желание по-своему, и затаскивая меня и моих попутчиков на борт, радостно кричал: Спиналонга, да! Конечно! Будет тебе Спиналонга! Вооон Спиналонга! (при этом он широко разводил руками, показывая бухту, но меня это не насторожило) А еще купаться, кататься и по сэндвичу на пассажира!
На Спиналонге располагался греческий лепрозорий и старинная венецианская крепость. Эта книга наконец дала мне возможность разобраться, когда это было, что там было, что, собственно, такое эта проказа и как ее в пятидесятых годах прошлого века победили. Ну и конечно, в книге полно греческого колорита - еды, рецины, таверн, музыки бузуки. Все очень сдержанно, еще одна книга "для бабушки".
Иан Колдуэлл, Правило Четырех
Очередная книга по образу всевозможных "Кодов Да Винчи", о том, как современные ученые разгадывают средневековую загадку, связанную с культурой или искусством, и как в клубке расследования все путается и кто-то из его участников начинает убивааааать, все бегут, не спят, не едят и все-таки раскрывают то, что было скрыто несколько веков. В этот раз несколько студентов американского университета разгадывают шифр, спрятанный в старинной книге эпохи Ренессанса. Все длинно, затянуто, запутано, плохо написано, неинтересно и непонятно зачем пристегнуто, но я героически домучала эту хрень. Хренью было всё - от самой книги, которую разгадывали, до интриг вокруг нее и взаимоотношений героев. Не советую.
Кэтрин Стокетт, Прислуга
Блестящий, острый, злободневный роман, браво - жалко, что добралась до него так поздно! Америка, Юг, начало шестидесятых, белые богатые семьи уже не держат рабов, но по сути, это та же самая "Хижина Дяди Тома" - один из любимых романов моего детства. Везде черные служанки, существуют сложнейшие правила и запреты, что им можно делать, а чего нельзя (в центре "иннициатива" председательницы женского комитета о создании отдельных туалетов для цветных в каждом доме), читаешь и ужасаешься - вроде как это было не так давно, уже практически Гагарин в космос полетел, Америка, а они все еще считают, что у цветных нет души, что они не чувствуют боли, не привязываются к детям - это какой страшный нереальный кошмар! С непривязыванием к детям вообще отдельное - богатые бездельные дамочки больше любят заниматься нарядами и женскими комитетами, чем детьми, поэтому их полностью растят цветные няньки, которые как раз очень привязываются и переживают за своих подопечных.
Одна из белых героинь феминистично хочет быть журналистом и вообще ведет себя так, что на ней никто не хочет жениться. И вот она придумывает написать книгу, в которой цветные служанки расскажут свою историю. Да что вы! У них есть чувства?? Они как-то там переживают что ли? Параллельно мы видим, что бывает с теми цветными, кто осмелился как-то противостоять или просто достичь большего, чем положено, и это реально страшно.
Сюжет сильно закручивается, интрига держится до самого конца, не буду спойлерить - вдруг кто не читал, но конец получился блестящий. Узнала, что есть еще и фильм, такой красивый, костюмный, такой подбор актрис - теперь хочется посмотреть!
Дэвид Мэдсен, Мемуары придворного карлика, гностика по убеждению
Когда-то давно начинала эту книгу на отдыхе в Турции, у знакомого в отеле одалживала, а тут вспомнила и решила закончить. Эпоха Ренессанса, папа Лев и его придворный карлик, тайная еретическая секта, папские интриги и быт дворца, вроде здорово... но блин!! Непристойно настолько, что противно стало даже привыкшей к таким вещам мне. Непристойность и грязища в каждом предложении just for the sake of it. Дочитала, местами желая взблевнуть, но дочитала. Не советую скорее.
Ирвинг Стоун, Греческое сокровище
Взялась перечитывать после Греции - обожаю читать "про страну", как только вернусь из нее. Читала ее уже когда-то и с тех пор хранила в киндле, уж больно любимая это книга для меня. Стоун вообще хорош в биографических романах, я у него читала "Муки и радости" о Микеланджело (после каждого возвращения из Италии перечитывала) и "Жажду жизни" о Ван Гоге - последняя настолько горькая и печальная, что оставила гнетущее впечатление.
"Греческое сокровище" - роман о Генри Шлимане и его жене Софье Энгастроменос, и автору прекрасно удалось передать женский взгляд, придать повествованию такую "женскую" окраску, что местами забывалось, что книга написана мужчиной. Софья постоянно подчеркивала то, что смиряется с участью "греческой жены", что верила в то, что замуж надо выходить за того, кого нашли родители, и с блеском справилась с задачей - стала и "греческим сокровищем", которое искал археолог в Греции - ему, представьте себе, придумалось, что он отыщет развалины Трои и Микен, если женится на гречанке - и помогла найти это самое греческое сокровище уже без кавычек, работая бок о бок как помощница. Шлиман был старше Софьи на тридцать лет, а вышла она за него в семнадцать.
Героическая она была женщина. Шлиман был авантюристом от науки, делал поспешные выводы и нередко мог осрамиться на весь научный мир, как считают современные археологи, испортил эту самую Трою, грубо смешав все раскопочные слои, но ему нереально везло - то, что он нашел, было настоящим кладом и составило коллекции многих музеев. При этом он страдал приступами ярости, сменой настроения, его постоянно давили бюрократы и чиновники властей стран, где он занимался раскопками, а рядом была только Софья, которая это все сносила и была "пеногасителем", она была идеальной женой для этого бешеного гения и даже в чем-то психа. Путешествуя, живя на раскопках, подчиняясь всему, что хотел Генрих из нее вылепить, Софья оставалась гречанкой - не могла долго прожить без своей семьи, готовила греческие блюда, была очень искренне верующей. Мне кажется, это ей во многом помогало выдерживать все, что кипело вокруг Шлимана весь 31 год их супружества. Если вдруг кто не читал - очень советую, это чистое удовольствие.
Tags:

Халкидики 2017
yarkaya
Мой греческий отдых в этот раз поместится в один пост, каждый день был Днем Сурка и практически достаточно было бы описать один какой-то. Ян по-прежнему хотел только купаться, а будучи вытащен из воды на погреться - скандалил, пока не получал мороженое или не согревался достаточно, чтобы снова уйти купаться. На кругу он достаточно самостоятелен, достаточно просто смотреть на него с берега. В последний день "взял и научился" плавать под водой, говорит, посмотрел, как делают другие. Метра три проплыть может. Над водой пока только пару секунд держится, но старается: когда поведем его в бассейн к тренеру, научится за пару подходов.



Предыдущие пять раз в Греции мы были на островах. На этот раз доступные острова практически закончились (Корфу распальцованный, остальные удаленные и маленькие, а мы едем с Яном и хотим, чтобы у нас там все было) и решили попробовать поехать, собственно, в Грецию. На материк. Раскачались очень поздно, брали пакет за два месяца до вылета и уже многое было раскуплено, и понятно, что вышло бы дешевле, соберись мы в апреле. Мой запрос выглядел "едем с ребенком, хотим двухкомнатный номер, отправьте нас на материк".

Read more...Collapse )

Халкидики 2017 - про ЭТО
sun
yarkaya
Мой греческий отдых этого года сейчас пока не получается осмыслить. Ощущение, что яркие фотографии плотно замазали грязью и их через нее не видно. Грязь размоется через какое-то время, но пока еще не размылась. Возможно, этим постом я размою ее хоть насколько-то.

Дисклеймер: мы живы, здоровы и у нас все в порядке. И это все уже закончилось. Сейчас я это все напишу и уже наконец перестану обсуждать везде и со всеми. Мне надоело.

Read more...Collapse )

(no subject)
sun
yarkaya
Завтра улетаю в Грецию на очередной "вояж с командуром" под мантру "ничего, зато ребенок погреется". Отдельно радуюсь, что 1 сентября мы не будем в Латвии, не будет тысячи вопросов на тему "а идет ли твой в школу" и главное, Янских воплей при виде чистеньких школьников с гладиолусами вокруг.

Дневной сон больше не действует, поэтому беру с собой всякое, чтобы занять бешеного в послеобеденное горячее время - первый том Гарри Поттера, прочитать который Ян просит так давно (ради этого даже отложим раздумчивое "Опасное лето" Туве Янссон, которое мне, кстати, скучновато, а ему вот отлично), игрушку "геймбой" с картриджами, которую я ужасно ненавижу, но потерплю ради такого повода, и карты "уно", инструкцию к которым боец в аккурат на днях изорвал в мелкие клочки, потому что не выиграл партию.

Нас ждет где-то там за пределами отеля греческое бирюзовое море, рецина, тонкие коты и "в воскресенье нельзя". Возможно, даже яхта, но мне страшновато за Яна, даже в жилете, и расслабиться не удастся. "Расслабиться не удастся" вообще будет девизом этого отдыха.

Отмечу себе тут, потому что меня распирает и пусть я хвастаюсь. Сейчас в рижском общественном транспорте показывают известные мировые шедевры живописи. Каждый раз мы с Яном едем и я старательно надрываюсь, привлекая его внимание к картинам, рассказывая, что это нарисовано, почему так нарисовали, где это. Пытаюсь выспрашивать "что он там видит", но пока рановато. И вот сегодня говорю с утра, так просто, на всякий случай:

- Ян, знаешь, бывают такие музеи, где приходишь, а на всех стенах висят картины! И вот ты ходишь и каждую медленно рассматриваешь, вот как мы в автобусе, только картины большие и настоящие.
- Как здорово! А в Риге есть такой музей? А мы туда когда пойдем?

Ура. Дышать боюсь. Вернемся - пойдем на Айвазовского в Бирже, это как раз то, что ему не успеет надоест. К слову, в автобусах прямо сейчас крутятся картины Кранаха-Старшего, в том числе и совершенно голая, как в бане, Венера (та, что с Амуром). Заранее прикидываю, как буду обьяснять.

Виктория Хислоп, Нить
sun
yarkaya
Недавно обнаружила новую авторку исторических семейных саг - британку Викторию Хислоп. Сразу же загорелась, узнав, что почти все романы у нее связаны с Грецией. Про Грецию я люблю, и первой взяла читать роман "Нить", где действие происходит в Салониках. Через неделю я как раз в эти самые Салоники и лечу: конечно, ничего не увижу, кроме аэропорта (зато есть шанс, что в аэропорту крупнее островного будет побольше порядка), но все равно это "знаково".

Действие романа охватывает жизнь в Салониках с 1917 по 2007 год, в центре повествования несколько семей - это греки, мусульмане, евреи из Салоников и греческие переселенцы из Турции. Я ничего не знала про еврейскую общину в Греции, кстати - кроме мелкой детали, характерной для меня: у ансамбля израильского танца моей сестры есть греческий танец, про который они говорили, что он еврейский (легкая стилизация сиртаки под греческую музыку). До второй мировой войны в Салониках была огромная еврейская община, греки и другие общины жили дружно. Что стало для меня интересным, показано, что евреи прибыли в Грецию из Испании и спустя 400 лет после своего исхода оттуда говорили в основном на ладино.

Дальше идет последовательный рассказ о событиях Греции за все эти годы, большой пожар, политика, война, Холокост, гражданская война - и это все очень интересно и красиво изложено. Самой слабой частью книги является ее составляющая как семейной саги. Героев много, но они как-то совершенно неубедительны и автор передвигает их, как пешки по шахматной доске, даже в ситуациях, когда их поведение немыслимо. Потерявшая мать девочка посвящает все свои мысли поискам матери, но когда мать находится, девочка ничего не предпринимает, чтобы им увидеться (мать тоже), письма становятся реже и потом вдруг оказывается, что мать давно умерла. Еще один из достаточно важных героев просто берет и уезжает. Любовь двух главных героев никак не проявляется много лет, ни одного взгляда, ничего, зато потом они первый раз смотрят на друг друга и она уже беременна в следующем абзаце.

Похоже, это опять книга из разряда "можно дать своей бабушке". Но пожалуй, почитаю еще одну, где идет речь об острове Крит.

субботнее разное
jewish
yarkaya
Суббота была прекрасна. Прогнозы погоды одновременно обещали всяческие катаклизмы с аномальной жарой, грозой, градом и прочим, одновременно советуя последний раз успеть на море, так как уже в воскресенье лето будет кончено, и кто не успел - тот опоздал. Мы с Яном проснулись на даче под сильный ливень и потом наблюдали, как влага исчезает прямо на глазах, дымясь и испаряясь, а солнце становится жарче с каждой секундой. К полудню, когда возвращались с пляжа, уже пекло очень сильно. Удалось искупаться несколько раз - Яну как обычно, мне вода холодновата, но все равно приходилось в нее лезть, ребенок мечтает научиться плавать и я его пытаюсь учить. Надо, кстати, погуглить, может есть понятные статьи, как самой научить ребенка плавать, что-то в "пусть плавает в нарукавниках а потом вдруг сам возьмет и научится" я не верю, должны быть методы.

Дальше Ян с зайкой уехали до воскресенья, а я еще несколько часов впервые за лето наслаждалась жарой - по-настоящему наслаждалась, плавилась, парилась, валяясь на качелях с романом Зофьи Коссак и бокалом ледяного сидра. Ожидался полностью мой день - мы с мамой собирались в Юрмалу на концерт ансамбля клезмеров из Италии Klezmerata Fiorentina.

В небе ворчало и стало темнеть, мы сели в машину и поехали. Вместо 40 минут до Риги добирались полтора часа, причем дождь шел стеной. Люди из разных районов Риги соревновались, у кого градина на фотке больше. Мы же весело ехали на концерт в концертном зале, у которого есть крыша, но нет стен. Пересчитывали зонтики, упаковали в сумки плащи, закрытые туфли и фляжку с виски.

В Юрмале не упало вообще ни одной капли и жара тоже не спадала. Зал был набит битком, а места у нас - на четвертом ряду. А теперь главное. Это был лучший концерт года. Это были минуты непрерывного, кристального счастья - два отделения. К клезмерской музыке я дышу спокойно и, если честно, до конца не совсем понимала, куда иду. Слово Fiorentina и то, что коллектив был из Италии, несколько сбило меня с толку и я думала, что иду на барочно-клезмерский, ну или неаполитанско-клезмерский фьюжн. Оказался же чистейший клезмер - исключительно концерт еврейской музыки (и судя по составу зала, все остальные зрители это прекрасно знали).

Четверо музыкантов из флорентийского симфонического оркестра Orchestra del Maggio Musicale сделали такой вот сайд-проект, трое из них - и итальяни вериссими, а четвертый Игорь Полесицкий из Киева. Все они - контрабас (а вы знали, что контрабас по-английски double bass? Я вот нет), бандонеон, кларнет и конечно же, сам скрипка Полесицкий - фантастические виртуозы, легкие, техничные, настроенческие. Первое отделение - такой вот пресловутый южно-украинский узнаваемый клезмер, такой же посконно-еврейский, как одесский выговор и анекдоты. Вроде все хорошо и сыграно до мурашек, но это отчаянно не мое еврейство - как и все одесские штучки. Что-то очень локальное, очень местечковое, что ли. Перед антрактом мы играем всем залом, хлопая два разных ритма на сильные и слабые ноты, отсчитывая восьмерки и крича - так, что у меня начинают гореть ладони, как после мастер-класса по боди-перкуссии.



После антракта начинается часть, где еврейская музыка как бы принадлежит всему миру - американские мелодии, балканские танцы,"Дядя Эли" аранжировки в свинг и танго, долгие сложнейшие скрипичные пассажи Полесицкого.. уходила, как говорят, будучи a better version of myself. На выходе из зала встретила сестру, которая выпучила глаза и сказала, что Саулкрасты случайно оказались в эпицентре циклона и хуже всех в Латвии пострадали от него. Сначала мы думали ночевать в Риге, но услышав такое, помчались домой. Было поздно, поэтому последствия оценили на следующий день.

У нас в саду сломалась пополам итальянская сосна, легли все длинные цветы и облетели все лепестки с гераней и петунии в горшках. Вдоль главной дороги города в обе стороны полоса леса выглядит, как будто великан с косой по ней прошелся, выдирая исполинские сосны и березы с корнями, и ломая деревья покрепче пополам, как спички. Пожарные и муниципальные полицейские с бензопилами пахали до позднего вечера, расчищая дороги. Несколько деревьев упало на рельсы и не ходили электрички, и весь субботний вечер не было электричества. Ощущение от этого жутковатое, чувствуешь силу стихий. Из пункта аренды плетеных лежаков Kiwi Beach выдуло ветром все мягкие салатовые подушки с лежаков и отчаявшиеся работники на фейсбуке просят помочь, если кто их видел.

Вот в этом альбоме на фейсбуке очень хорошо отражено, как там весело. Большинство прямо вокруг площадки, где мы прошлой  весной слушали Дагамбу, а еще раньше танцевали на гала-концерте фестиваля линейных танцев.

https://www.facebook.com/media/set/?set=a.10203593329630118.1073741834.1721928173&type=3

о некоторых разницах
jewish
yarkaya
На прошлых выходных к нам приезжали очень дальние родственники (будет даже правильнее сказать, просто друзья семьи) из Израиля. Они еще до сих пор тут, всякие дела. Была наша очередь провести с ними день. У нас обычно если кто и прибывает оттуда, то там чаще всего друзья родителей, с ними просто вежливо поговоришь о погоде и своей работе, и на этом все. В этот же раз друг родителей был всего один, зато с ним приехал целый цветник "по нашу душу" - одна женатая пара моего возраста, двое их детей восьми и десяти лет, и еще одна недавно поженившаяся пара около тридцати лет. Я никого из них практически не знаю, старшая девушка уехала из Латвии в 1989 году, до этого мы общались (она приходится мне четырехюродной сестрой, если уж считать родство), а потом нет.

Первые полдня, пока мама возила команду в Сигулду, мы с Яном готовили стол (громко сказано, конечно, что мы готовили его вдвоем: ровно десять минут он чистил огурцы, еще две минуты настраивал радио мне на Радио Классику, ровно полминуты послушал скрипку, возненавидел радио классику, завыл, и остальные полдня катал истерики о том, что ему скучно), прибирали дом и расставляли тарелки. Потом начался бедлам, все приехали, забегали, потом ели - общались мы всего час или полтора.

Сначала, конечно, вышли на самое безопасное и часто всплывающее - Игры Престолов и Гарри Поттера (как, Ян уже смотрел четыре серии? И не боялся? И не плакал, когда убили Седрика? А я плакал!), а потом все, понятное дело, выкрутилось на проблему родительства и воспитания детей. Особенно в дискуссии усердствовали мужчины - один уже действующий папа, второй потенциальный и нетерпеливо этого ожидающий. Про то, какие обалденные папы израильтяне, и вообще как они с детьми там, я даже не буду говорить, расстраиваюсь и бьюсь в бессильной зависти.

Пару бокалов вина спустя я как-то вывела разговор на то, что самое противное в сегодняшнем родительстве - непрерывное онлайн-хвастовство и скрытие проблем, the happy motherhood of instagram, pinterest moms и все такое. Что если кому-то плохо или тяжело, то он молчит. Была уверена, что это всемирная тенденция, и чуть не упала со стула, увидев выпученные на меня несколько пар черных удивленных глаз. Parents boast? Why? Where? In Latvia? In Israel, parents never boast. Parents complain. They get together and whine that life is hard and children are terrible!

Поразилась, долго думала - в Америке точно есть то, что мне кажется, тут и на постсоветском пространстве да. Под любой картинкой-приколом на тему что кого-то достали дети тут же появляются сто комментариев на русском про "как можно так писать? дети это счастье". Что-то тут явно с головой не в порядке, хорошо, что уже понимаешь это. Обсудить особо не успели, пора было уже сворачиваться, хотя тема, безусловно, интересная. Когда мы станем уже настолько уверенными в себе, что сможем отстаивать свое право открыть рот, заявить о своей усталости, измотанности, ошибках и не получить за это порицания?

Отдельно надо сказать о Яне, который в принципе отлично сходится с детьми, но никогда не бывает в двуязычных тусовках или с теми, кто говорит на другом языке. Двое гостивших у нас братьев билингвы - английский и иврит, причем говорят нереально красиво, без всяких там южных примочек. Русский се слегка понимают на слух, знают по нескольку слов, но не говорят. Ян играл с ними весь вечер, и никто не прибегал с вопросами типа "а чего он хочет". Хвастался потом, что со всеми говорил по-английски, на самом деле нет, конечно, но недели за две, наверное, заговорил бы.

Зулейха открывает глаза
yarkaya
Книгу Гузели Яхиной "Зулейха открывает глаза" я начинала читать, тщательно настроившись, собравшись и приготовившись - это будет страшно тяжелая книга, мне будет очень грустно и страшно, но "душа обязана трудиться", книга открывает важные страницы истории СССР, которые я не знаю, так как не читала Солженицына, Алексиевич и прочих, и надо взять себя в руки и прочесть.

В самом начале так и было. Первая часть, где очень по-женски, детально, поминутно, наблюдательно описывается среднестатический день деревенской мусульманской женщины, где сидишь как будто у нее в голове и смотришь на мир ее глазами, видящими везде духов, злые силы и то, как с ними всеми надо управляться, была скорее очень интересна, чем тяжела. Потом да, все эти ужасы, раскулачивание, страх, грязь и неудобства, это ощущение, что людей гонят, как скот, из-за совершенно надуманных, на сегодняшний взгляд, обвинений, а вокруг только холод, голод и сломанные жизни.

Потом этот поезд, бесконечный эшелон, отчаяние, ужас и неизвестность, он едет полгода, целых невозможных полгода, стоя на запасных путях неделями. Линия профессора медицины и его сумасшествия, и потом неожиданно фантасмагорический поворот его очень удобного, в нужный момент "исцеления". Где-то с этого момента действие, которое раньше казалось документальным рассказом об "ужасах того времени", внезапно перевернулось и стало напоминать сценарий приключенческого фильма о выживании, которого добивается специально подобранная команда разных людей, обладающих разными умениями, как "Лига Экстраординарных Джентльменов." Среди случайно сформировавшейся группы героев, кроме врача, оказывается один руководитель, один строитель, один рыбак и так далее - вплоть до одного Очень Злодея.

Ничего не хочу сказать, не хочу критиковать - это блестящая книга, в которой соединился рассказ о тридцатых годах, рассказ о самосознании и образе мысли татарской деревенской женщины с ярким, динамичным действием, а язык автора остается образным и певучим. Просто как-то уж больно все начинает "складываться", например, помощь забытым в тайге переселенцам приходит ровно в ту секунду, как выстреливается последний в запасе патрон. Начинаешь верить, что все будет хорошо, и так оно впоследствии и оказывается, можно не бояться: был момент, когда я так испугалась за героиню, что выключила киндл и отложила его. Конец я бы даже назвала феминистичным.

Советовать буду однозначно - хотя как оказалось, я последняя дошла до "Зулейхи", все это сделали уже давно.
Tags:

(no subject)
sun
yarkaya
Чисто для статистики. Вчера сделала Яну третью, последнюю прививку от энцефалита. Первые две делала, кажется, в 2012 году - с тех пор дважды теряла прививочный паспорт, так что не уверена. Хотя бы тут запишу, мало ли, понадобится.

Еще обязательно поставлю прививку от ветрянки. Жил да был один дебил, который решил, что ветрянки вокруг столько, что Ян и так переболеет а бабушки с ним посидят , и нечего лишнее колоть. В результате все вокруг укололи то самое лишнее, и ребенок так и ходит не обветряненный. Недавно один наш коллега в Великобритании обветрянился в тридцать восемь и очень долго и вдумчиво норовил помереть в госпитале с осложнением на глаза. Теперь будем колоть, для чего придется ехать в Детскую Клиническую и там каяться, что я не антипрививочница, а просто немножко дебил.

В очереди к доктору просидели вчера два часа. Два часа при зрителях (один из которых - семилетний) выматывает меня до состояния полуобморока. Пообщавшись с Яном, люди обычно говорят "хорошо тебе, телевизора не надо, радио не надо, веселись так". Я поражаюсь, непрерывно, не закрывая рта, что-то вещает низким для шестилетки, поставленным голосом.

Отдельный кайф Яну и второму пациенту доставил персонал доктората, который провел ревизию на столике возле кресел для ожидания и выкинул все игрушки. Вместо игрушек поселились журналы для врачей и, внимание, толстая цветная книга "как ухаживать за лежачими родственниками". С подробными схемами и рисунками голых "лежачих родственников". Конечно, на первой же открытой странице рассматривалось "как мыть половые органы". Бойцы ужасно хохотали и показывали обнаруженное всем в очереди. Интересно, почему до сих пор нет гневных воплей мамаш на форумах с требованием "запретите им этот разврат".
Tags: ,

масса дыбра
yarkaya
Позавчера взяла выходной на работе и целый день отчаянно убиралась дома. По этому поводу наконец-то освоила пылесос, который никак не могла включить без желания расколошматить его сложносоставное ведро с крышкой, ручкой и фильтром. Успеху мероприятия здорово способствовал отданный на перепрошивку операционки компьютер - никаких викингов, никакого фейсбука, никакого "быстро на алиэкспрессе гляну". Заодно вспомнила, что под пылью скрывается домашний кинозал и куча компакт-дисков. Все перерыла, нашла три диска Roxette.

Как же я их любила, ааа. Конечно, все тинейджерство обожала Depeche Mode, но и Roxette тоже, и они как-то попсовее что ли, проще, мелодичнее, без всех этих черных месс, завуалированных намеков на христианство и индустриального грохота. Поэтому со временем Депеш разлюбила, да простят они меня, а Роксов все равно обожаю, и за Марию так болела. А на концерте так и не была никогда, хотя так подумаешь - ну вот же они, за морем, на пароме сходишь и привет.Столько всего переслушала и перепела, нашла пару дисков с редкими синглами, с любимыми испанскими балладами, с Almost Unreal наконец, самая любимая наверное. Хотя их столько! На каждый диск, наверное, по паре штук найдется, которые в разное время тянут на самые любимые. Love is all, например, обожаю просто до аудиальной дрожи. Anyone тоже, пусть она и депрессивная, она просто больная, страшная бездна. Вконтакте услужливо подкинуло ее испанское издание - Alguien (никогда раньше не знала), вроде звучит так же, а горя в ней почти нет.

Читаем с Яном "Муми-троллей". Специально не начинала раньше, боялась, что ему не покатит, все-таки действие такое.. задумчивое достаточно и экшена минимум. "Комета" влетела отлично, просто на ура. Теперь читаем "Шляпу", мою самую любимую. Читаем медленно, поэтому у меня достаточно времени обдумывать ее и искать в ней разное. Нахожу я в ней себя примерно возраста Яна или чуть постарше. Мы как раз ездили тогда каждое лето куда-нибудь на турбазу - в Литву или в Латгалию, останавливались там недели на три, причем была наша семья, семья тети со стороны отца, семья дяди с маминой стороны. Еще какие-то знакомые подтягивались, гости, все жили в одном доме с общим бытом - чем не Муми-дол. Турбазы всегда были на озере, у нас были лодки, снасти, мормышки, насадки, непременные натянутые на балконах веревки с сушащейся воблой (обожаю воблу с тех времен), и мы выходили ловить точно так же, как муми-тусовка выходила ловить Панталошку (в другом переводе Мамелюка). Это же мы!!! Как мне через много лет назад рассказала мама, на самом деле эти выезды ей были ужасно в тягость, расслабиться не удавалось, надо было постоянно убирать и готовить, условия были убогие, а три хозяйки на кухне тихонько грызлись и дулись друг на друга. Детям и мужчинам же было фантастически классно, и я даже мечтала сколько-то лет назад восстановить это, поехав на Аландские острова на рыбалку. Вчера как раз читали именно этот эпизод, и в глаза бросился пирс, ведущий в море, ступеньки с него и маленький домик с остроконечной крышей прямо над ступеньками - точно так же у нас было возле домика в Швеции. Надо еще посмотреть, где именно в рисунках Янссон появляется Швеция, она там определенно есть. Странно, что Муми-дом голубой, а не красный с белыми наличниками.

К слову, Муми-мама мне всегда казалось именно такой вот неутомимой-домовитой которая только и знает, что носиться по хозяйству, приглашать к себе еще гостей и печь оладьи. Теперь обратила внимание на повторяющиеся эпизоды про то, как она под каким-нибудь соусом спроваживает детей прочь - в грот или на обход острова, и радостно валится спать прямо там же, где стоит. Наш человек все-таки, а не супер-киборг.

Моей любимой героиней всегда была фрекен Снорк, точнее, я проецировала себя на нее. Казалось невероятно крутым, что у нее "есть мальчик", который в нее так явно и постоянно влюблен, который всегда рядом, восхищается, защищает, а главное - это все происходит в рамках семейных вылазок. Она немножко "ведическая женщина", но именно в ее рациональной, естественной, а не мракобесной ипостаси - украшает себя и то, что вокруг, хвалит своего мужчину, обращается к нему, когда ей страшно. Тем не менее, она способна кучу всего делать и решать сама, не пытаясь перевалить на него все свои проблемы. Привычку класть голову мужчине на колени однозначно отрастила от нее, через годы пронесла.

В следующем году планируем смотаться в Финляндию, в Муми-дол - через Таллинн, на машинах, на пароме, скорее всего опять на майские праздники, "детской поездкой". Только вот виски Лафройг упакуем с собой сразу же, не будем повторять глупых ошибок.

Сама же для себя сейчас читаю Яна Гийу "Арн, рыцарь-тамплиер". Отметила себе еще и сериал для просмотра, снятый по этой книге. Недавно попала в обсуждение исторических сериалов, которое вели на фейсбуке самые-самые продвинутые ролевики, мечники и реконструкторы. Они говорили, что "Арн" самый точный по соблюдению исторических деталей. Снят скандинавами, и семейка Скарсгардов там есть, папенька и сыник. Обязательно посмотрю, тем более, что там те же викинги, те же скандинавы, только где-то тысячу лет после событий собственно сериала "Викинги".

"Арн" несколько скучноват для меня, там слишком много политических интриг. Земля такая-то конунга такого-то из рода Этого сына Того-то поклянется в верности конунгу Такому-то сыну Этосамого если в земле Этой Вот ярл Такой-то поклянется кому-то еще, и так до бесконечности. Бешено не хватает женского взгляда на вещи. Главный герой вырос в монастыре, и попав обратно в замок своего отца, первым делом кидается улучшать быт, дом и процессы вроде готовки, консервирования, устройства кухни. Это же так интересно! Женщина бы это с таким смаком рассказала в деталях! У отца главного героя тем временем появилась новая жена, взятая "по политическим причинам", вроде красивая, но невнятно говорящая из-за расщепленного неба. Арн помогает ей с кухонными делами и она понемногу обретает уверенность в себе, нравится мужу и окружающим, так, что никто больше не замечает ее речи. Благодатнейшая тема повести какую-то часть рассказа от ее имени, показать это ее становление, это ее счастье. А тут - ну никак. И Великая Любовь героев, и козни злодейки, это так, мимо. Мужчины!!! Вторая и третья книги, кажется, не переведены на русский, так что будем пробиваться через конунгов, хевдингов и ярлов на английском.

?

Log in

No account? Create an account