Ни о чем эти песни и сны

Зелены мои дни, белы мои ночи

Времена Года ночью в лесу
yarkaya
В пятницу вечером попала на еще один знаменательный концерт. Так с ними везет, снова бесплатный (не то, чтобы я очень жалела денег, ничуть, просто интересна закономерность).



В нашем приморском курортном городке, этим летом обалдевшем от жары и наплыва посетителей, всегда что-нибудь происходит. Например, фестиваль "Молодые камермузыканты - Саулкрастам". Весь август несколько раз в неделю играли разные коллективы камерной музыки в разных форматах и стилях. В пятницу камермузыканты давали концерт в лесу возле известного туристического места - Белой Дюны, где высокая песчаная дюна резко обрывается вниз, открывая вид на пляж и впадающую в море реку. Место красивое, дорожки, лесенки, парковка платная. Как многие местные-саулкрастские, снобски не была там с 2006 года.



В лесу, над дюной, поставили небольшую сцену и сколько-то рядов стульев, натянули лампочки, поставили колонки. Концерт начался в девять. Уже в восемь были заняты все стулья, все скамейки вокруг. Люди шли с пледами, подушками, сумками-холодильниками, устраивались вокруг под деревьями, на пригорках, везли коляски, несли собачек. Бегали дети, стояла жара, а от земли и до самого исчерченного силуэтами сосен неба стояла музыка.

Молодые музыканты играли "Времена года", что, в том числе, обьясняет бешеную популярность концерта. На "Зиме" с моря подул ледяной ветер, как будто специально. Стало темно, включились лампочки - как будто волшебная страна. Во второй части были "Времена года в Буэнос-Айресе" Астора Пьяццоллы. Брр, как же я их это танго не люблю, даже если оно смиксовано с Временами Года и сыграно офигительно виртуозно. Ох, не мое оно.

Уходили в полной темноте, светили себе под ноги фонариками, совершенно счастливые. Люблю такое.

ЛНСО на Привокзальной площади
sun
yarkaya
Во всяких тренингах часто советуют, если ты продвигаешь свои услуги, в этом продвижении что-то давать бесплатно. И вообще сейчас много всего происходит бесплатно, даже если это не благотворительность.

Например, вчера Латвийский симфонический оркестр (74 музыканта!) давал бесплатный концерт на Привокзальной площади. В летний сезон там всегда стоят стулья и сцена (я сама на ней танцевала по крайней мере два раза) и постоянно что-то происходит. Вчера был заявлен Леонард Берштайн и сюита "Вестсайдской истории" с разогревом от духовиков.

Даже как-то радостно, когда приходишь за час, чтобы точно занять сидячие места, а народ уже сидит. И за полчаса до концерта вообще свободных мест нет. И полная Привокзальная стоящих слушателей во время всего концерта.  Люди, конечно, профессионально находят и посещают бесплатные мероприятия, особенно это пенсионеры и всякие интеллигентные тетушки, но так приятно, когда это классическая музыка! Такой концерт - реклама перед выездным туром в Резекне, ну да ладно.

Как вино раскрывается в бокале, так и музыка как-то раскрывается под открытым небом, заполняя все пространство. И совершенно другая атмосфера: музыканты в летних трусах и майках поло, виолончелистки в сарафанах в цветочек, кто-то в солнечных очках, и эти раздолбайские джазовые ноты при идеальной точности исполнения. Настоящий восторг.

Классики хочется постоянно, вообще я со временем полностью туда приду. В Саулкрастах в пятницу камерные музыканты будут играть "Времена года" прямо в дюнах над морем, here I come. Такие вещи, как слова песен мне уже вообще больше не нужны, главное - мелодии и звучание.

книжная подборка
yarkaya
Опять с книгами затормаживаю, так бы хотелось писать рецензии, но наши +35 днем совершенно отключают мои мозги. Хотя бы быстро.
Ариадна Борисова. Трилогия "Змеев столб", "Бел-горюч камень", "Всегда возвращаются птицы".
Трилогия Ариадны Борисовой понравится тем, кому нравится Елена Катишонок с ее романами о ссыльных и тем, кому нравится Гузель Яхина. Семейная сага, в которую погружается читатель, ведет его от довоенной Литвы, Каунаса и Вильнюса, на Север, в лагеря, Якутию, и потом в Москву. Следя за встречей и отношениями русской девушки и еврейского парня в Каунасе, я очень удивилась, узнав, что это все, с литовскими словечками, Лайсвес Аллеей, свекольным супом - все написала якутка. Дальше герои попадают в нечеловеческие условия северных лагерей, рыбной ловли, цинги, зверств и лишений, в Якутию... и только тут видно, что это действительно писала якутка. Персонажей очень много, они разные - литовцы, евреи, русские, староверы, но по-настоящему теплые, живые персонажи у Борисовой именно якуты, через них открывается мифология, язык, быт, характер. Остальные же остаются в лучшем случае немного картонными (а евреи, как мне показалось, ей вообще не нравятся, и совсем скрыть это ей не удается).
Ей бы больше всего подошло писать вообще исключительно про Якутию, там бы она раскрылась. Такое у нее есть, но это "мифологическое фэнтези", где мир похож на Якутию, читать такое не буду.
Читается, тем не менее, очень интересно, пусть даже одна линия (старшего ребенка героев) оказывается вообще брошена, а трилогия как бы ничем не кончается, она больше процесс, чем результат. Как первая героиня, Мария, мама, всегда мечтала вернуться в Литву, и вернулась только в виде янтарного амулета, так и дочь, Изольда, мечтала вернуться в Якутию, и в конце вернулась. Расписывая разные характеры, страны, города, блюда, автор все равно туда возвращается.
Сара Воэн. Анатомия скандала
Это обязательно надо читать. Для общего развития внутреннего понимания, для тех, кому не чужд феминизм. Здесь мы видим, что на самом деле испытывает жертва изнасилования, но не такая, которая "куда-то шла в короткой юбке", а такая, которая была согласна какое-то время, а потом уже не была согласна, не говорила "да" явно, за что и поплатилась. В первый момент это все кажется мелким, притянутым за уши, раздутым из булавочной головки. Но, заглянув вовнутрь, ощущаешь ужас и уже никогда не посмотришь, как раньше.
Помимо этого - блестящий судебный, адвокатский детектив, раскрытие "кухни" английского правосудия и того, как происходят слушания, как ведут себя адвокаты (даже про парики и мантии есть). О том, что стоит за английскими политическими скандалами в желтой прессе, и что на самом деле такое Кембридж с его командами гребцов, закрытыми клубами, золотой posh молодежью и их вечеринками. На первый взгляд фабула простая и вообще все просто, но проблемы раскрывает страшные, стоит заглянуть в глубину.
Кэрол Берч. Сиротки карнавала
Эта книга впечатлила меня очень сильно, я все время думала о ней, даже когда не читала, возвращалась постоянно. У меня такое бывает, думаю о книге и всех жалко, грустно за всех, аж сжимается внутри. Она невероятно, невозможно печальна, и главная печаль в ней то, что она основана на реальных событиях, вымысла в сюжете практически нет. 1830-е годы это уже относительно недавно, настолько недавно, что в википедии и сети достаточно фотографий, афиш, картин, все видно так, что даже фильм снимать не нужно.
В 19-м веке в Мексике жила девушка с очень сильным гипертрихозом (покрытая шерстью ровным слоем, и с бородой) и деформацией нижней челюсти. Звали ее Хулия Пастрана, и все остальное в ее жизни было хорошо - ее любили, она жила в доме губернатора штата, умела прекрасно танцевать, петь, шить, обладала вкусом к прекрасному и владела несколькими языками. Так бы и прожила она всю жизнь, не попадись ей на пути мужчина из американского шоу-бизнеса. А шоу-бизнес в то время просто обожал всяческих "уродов" со всевозможными деформациями. Так Хулия попала сначала в "цирк монстров", а потом стала отдельно гастролирующей звездой со своим собственным шоу, где она пела и танцевала. У нее была классическая балетная подготовка, среди ее танцев были балетные номера на пуантах и разные народные танцы, в том числе и Highland Fling.
Ездить с отдельным шоу Хулия начала с продюсером Тео Лентом, который, поначалу из боязни потерять источник заработка, стал ее мужем. То, как Хулия ездит с ним бесконечно по городам, странам, разным местам, как Тео мучается рефлексией ("все они смотрят на нас и думают - он делает с ней ЭТО? а как он это делает?") мне странным образом напомнило "Лолиту", этот бесконечный, ненормальный роуд-муви, где оба существа зависят друг от друга. Забегая вперед, то, как Тео получил по заслугам, мне тоже напомнило Лолиту - циничную, шестнадцатилетнюю Лолиту, освободившуюся от морока.
Вся эта история - противопоставления. Внешность Хулии и ее интеллигентность, тонкость. Балетные па и цирк уродов. Бешеный успех "неописуемой" женщины-обезьяны и то, что народ, по сути, приходит поглазеть. "Я могла показывать карточные фокусы, и они все равно так же приходили бы" - говорит Хулия. 
То, что случилось потом, можно узнать из Википедии, всю эту бесконечную канитель, таскание стеклянного ящика с чучелами Хулии и Тео Младшего по городам и весям, это просто страшно представить, как было все это время до того, пока бедная Хулия не упокоилась в родной земле в 2013 году (здесь нет опечатки). Еще в первой части книги есть примечательный диалог об уважении к человеку после его смерти, о чем все время вспоминается в ее последней части. Введенная писательницей современная линия со странной девушкой Роуз и островом кукол сначала приводит в недоумение, ее даже хочется пропускать, жаль тратить на ее время, тем не менее оказывается очень нужна. Для меня она оказалась очередным противопоставлением - девушка, которая любит вещи больше живых людей, смогла достойно уважить Тео Младшего, а значит, и Хулию, после ее смерти, как бы уравновесив то, что с ними сделал Тео.
Нейтан Хилл. Нёкк
Эта книга валялась у меня в ридере, наверное, год, и я уже совершенно забыла, зачем ее вообще скачивала. Осталось что-то вроде "там у мальчика пропала мать, он стал ее разыскивать и там начались норвежские мифы и этника". Ооооо как же сильно я ошибалась.
Из заготовок к этой книге можно было бы написать несколько штук, и каждая бы получилась интересная. Это действительно история о том, что у мальчика когда-то пропала мать, точнее не пропала, а ушла из семьи и больше не вернулась. Но книга не о том совершенно. Здесь переплетены воспоминания о детстве, школе, первой влюбленности, детских травмах и их влиянии на дальнейшую жизнь с повествованием о геймерах, причем с почти документально-медицинской точки зрения, действительно есть отсылки к норвежской мифологии и истории эмигранта из Норвегии, и огромный пласт, посвященный протестам хиппи в Чикаго 1968 года. Некоторые вещи на сюжет практически не влияют, некоторые идут боком, конец тоже не совсем конец, а скорее просто завершение длинного повествования. Тем не менее, было интересно, и фильм из этого получился бы неплохой, если бы в сценарии смогли все линии органично увязать.
Tags:

Энн Тайлер, "Удочеряя Америку"
yarkaya
Энн Тайлер сегодня уже считается "классиком" американской литературы. И что-то в этом определенно есть, и неторопливое повествование, которое захватывает с первых же страниц, и характеры, в которые всматриваешься, и темы такие большие, действительно как будто про Америку всю, целиком, в глубину.
"Катушка синих ниток" мне в свое время не то, чтобы "не пошла", а оставила некоторое ощущение "so what?". Поэтому дальше не стала искать другие книги автора, пока не наткнулась на аннотацию "Удочеряя Америку". Во многом эта книга тоже о том, что такое американцы и их жизнь, но я увидела там именно срез американской жизни в родительстве и воспитании детей. Тема родительства, понятное дело, всегда близка и интересна, а когда это еще и такое типично-американское "сирсово" родительство, то пройти мимо невозможно - это настоящий этнографический феномен, за которым интересно наблюдать. Когда родился Ян, вокруг меня практически не существовало никаких других концепций родительства, кроме книжки Сирсов с их полным погружением, привязыванием в его разных смыслах, детским миром, в который должна превратиться жизнь. В Сирсов я в свое время вляпалась, так как альтернативой "как растить" были только страшилки про "советское детство" и Бенджамина Спока, а бесконечное таскание и полное погружение меня напрягали и не радовали. Сейчас гораздо полегче с этим, есть, что выбрать, но я совершенно не об этом хотела написать.
Книга начинается с того, что две американские семьи встречают в аэропорту корейских малышек, которых привезли им для удочерения. Одна семья - американская, такая типичная, мать - домохозяйка с типа-работой-типа-из-дома, вторая - семья иранских эмигрантов, которые хорошо интегрировались, оба работают, но в определенной мере сохранили свою идентичность. Семьи знакомятся и теперь всегда будут общаться между собой. Дальше в течение всей книги мы будем одновременно наблюдать разные подходы к родительству, события в жизни каждой из семей и их внутренние монологи о том, что происходит. Что самое интересное, иранцы Зиба, Сами и бабушка Марьям Язданы, которые могли бы показаться патриархальными, "восточными", совсем иными, оказались гораздо более похожи на гипотетических "нас", которые вокруг меня, чем американцы Битси и Брэд Дикинсоны-Дональдсоны. У них есть та самая легкость, спонтанность в воспитании, нет натужного следования каким-то там гипотетическим условиям, которым так фанатично следует Битси.
Битси хочет сохранить "идентичность" дочери, оставляя ей корейское имя Джин Хо, одевая в корейскую одежду, постоянно проговаривая "ты можешь встретиться со своей биологической матерью, если захочешь", и как результат от противного, Джин-Хо становится гораздо более "американской", чем можно было бы себе представить, и чем "иранская" Сьюзан. Между матерями происходят бесконечные материнские "баттлы" про органическую еду, невозможность "отдать чужому человеку" в садик, Битси давит своей активной позицией, устраивает показательные ритуалы, праздники, делает фотографии, видеофильмы, бейджики из каждого шага. Вроде бы со стороны логично, но для меня безумно наигранно, неестественно и ни о чем. В какой-то момент Битси понимает, что, по сути, не представляет из себя ничего - образования как надо не получила, политическим активистом не стала, тысячу мелких занятий сменила и ни за что не зацепилась, и даже "этнографическая ткачиха" из нее никудышная, так как никто не носит грубой коврообразной одежды ее производства, кроме ее самой. И кульминация года, праздник Прибытия, который она каждый раз маниакально устраивает (через раз перевешивая все устройство на работающих и "не проникающихся" важностью момента иранцев), с его ритуальными просмотрами видео, корейскими нарядами и обязательным пением "They'll be coming round the mountain", которое всех бесит, тоже не стала на самом деле кульминацией. Поняв это все, Битси делает то, что, к сожалению, делают очень часто в таких случаях - заводит еще одного ребенка, на этот раз китайского. Дорогие "детные" френды, ради эпизодов с отучением этого второго ребенка от соски уже стоит читать эту книгу.
Немного огорчило, что мы практически не увидели самих девочек, какими они стали от такого воспитания - книга заканчивается, когда девочкам лет семь, и отношения их к родительскому мировоззрению мы не видим. А так книга блестящая, многогранная и сложная, и читать ее стоит однозначно.
Tags:

музыкальная неделя
yarkaya
Прошлая неделя выдалась очень музыкальная. Конечно, отьезд Яна на каникулы весьма поспособствовал.
У нас только что завершился Праздник Песни и Танца. Это уникальное латвийское явление, оно уникальное на мировом уровне и занесено в наследие ЮНЕСКО. На целую неделю в Ригу приезжают танцоры, певцы и музыканты из всех уголков страны (и из других стран, где есть латышские диаспоры), участвуют в мероприятиях, а главное - репетируют два больших концерта - танцевальный и певческий. Билеты на них поступили в продажу в марте и были сметены за полдня, народ ночевал в очередях и обрушивал сервера. Много лет назад мне посчастливилось быть на певческом концерте, повторила бы это с радостью.
Танцевальный "Земля Мары", где одновременно (то есть не номерами коллективов по очереди, а все коллективы в одной постановке) танцуют восемнадцать тысяч танцоров. Восемнадцать тысяч. Представьте себе масштаб, хореографии (точнейшие, сложные перестроения и рисунки в виде народных узоров), национальные костюмы, а главное - логистику размещения, развоза и организации этого всего. Стадион, где проходят репетиции и постановка, находится в пяти минутах езды от моего дома, поэтому красавцев с балетной выправкой в репетиционных юбочках и кроссовках наблюдала там регулярно. Фотографии оттуда потрясающие, и видео тоже, например вот тут есть запись с генерального прогона:

Певческий концерт "Дорогой звезд" - это и есть самое главное. Это настоящее море людей, тысячи и тысячи певцов на трибунах и зрителей на зрительских местах, которые тоже поют, на возвышения поднимаются почетные главные дирижеры (это очень-очень почетно, это звездный статус), идет конферанс, участвуют известные певцы, музыканты. Трансляции потом можно смотреть в инете, и я уже третий день смотрю свою. Это настоящее счастье. Каждая певица одета в венок из цветов или "этнографический венок" - расшитый головной убор. Венки очень разные, из трав, цветов, алиэкспресса*, очень много из веточек черники и брусники, даже с ягодами. На многих песнях плачут, и я никак не могу понять - как у них горло не заклинивает? Видела девочку, Катрину-Паулу, которая играла Элайзу Дулиттл в оперетте год назад. Тогда еще школьница, с недетским огромным талантом и артистизмом, теперь она стояла там на отдельном возвышении, поднимаясь над тысячами танцоров, в этнографическом сарафане, и солировала в песне, а по щекам бежали слезы. Меня в очередной раз прошибло на слезы от восторга за нее, участие в празднике песни вот ТАК - это больше, чем просто певческий успех.
Лично я попала на один из бесплатных концертов в рамках Праздника Песни. Это почему-то оказалась "духовная музыка национальных меньшинств" в церкви Старой Гертруды - мое очередное "попадание в церковь". Пришла туда за 15 минут до начала и с огромным трудом получила сидячее место на скамье за колонной, откуда было видно выступающих только, если вытянуть шею и приподняться. Шириной место было примерно в пол-ягодицы: меня пожалела сидевшая там женщина, после того, как я помогла ей перевести программку. Церковь была набита так, что люди хорошо, что еще на кафедре пастора со столба не свисали: заполнили все балконы, проходы, лестницы. Участвовали в основном русские хоры, большинство с религиозным репертуаром, в том числе известный тут православный хор Благовест (слегка удивилась, увидев там в исполнителях еврейского певца, которого всегда приглашаем петь на наши семейные торжества). Было очень красиво и профессионально, узнала и выделила композитора Бортнянского. В один момент на верхний балкон вышел настоящий хор из собора Троицы, с протодьяконом в солистах, и каак дал стране угля! Это было самое яркое впечатление, и действительно какое-то неземное исполнение.
Еще в программе наличествовали три народных оркестра с балалайками (зачем их ТРИ в нашем маленьком городе?), но я не особый их фанат, поэтому останавливаться не буду. Отдельным удовольствием была поездка домой в автобусе, набитом хористами, инструментами и музыкантами, их разговорами...
Неделя вообще выдалась ударная. В пятницу был очередной концерт Latvian Voices - мой третий (сразу после моего четвертого посещения выставки Яниса Анманиса) концерт любимых наших акапельных девушек. Тут в очередной раз нечего сказать, полный зал, шикарная сценография, юморная болтовня между номерами, прекрасные аранжировки. Жалко, что концерт коротковат, у них всегда как-то так получается. Пели аранжировки народных песен (это я у них больше всего люблю), мировые хиты, песни своего авторства. Повешу тут видео. Это как раз аранжировка народной песни "положу беду под камень и пойду дальше, распевая".
* на алиэкспрессе огромное количество венков и точно можно узнать, когда хоры их там заказывали. Я уверена, что алиэкспресс - величайшее благо для художественных коллективов любого толка, особенно больших и особенно НЕ из столицы. На выступления одно удовольствие посмотреть, никакого убожества.

для статистики
yarkaya
2 июля укололи Яну две прививки, которые надо повторять в 7 лет - дифтерию и что-то еще. Теперь мы, как сказали в докторате, свободны до 14 лет. Ура.
Tags:

В сад - всё.
yarkaya
Сегодня Ян пошел в садик в последний раз.

Вот сегодня я вижу, как быстро прошло время. Как буквально вчера мы его первый раз туда потащили, как он отбивался каждое утро, как его уносила воспитательница на руках, рыдающего и колотящего ногами, и шептала "уходите, он тут же замолчит", как они с друзьями-бабуинами скакали каждое утро в бешеном танце. А теперь всё, сейчас сад идет на каникулы, а потом уже так складывается, что Ян больше не вернется.

Героические самоотверженные женщины, большинство из них влюблены в моего сына окончательно и бесповоротно. Прекрасный садик, красавица-заведующая, похожая на Фанни Ардан. Замечательные бойцы-бабуины прошлогоднего созыва и толпа девочек этого, скандирующая "король уходит!", когда Ян покидал выпускной. Вкусно, спокойно, надежно, без нареканий. Пусть у них и дальше все получается так же, и пусть Яну и дальше так везет.

Испытываю нечто, похожее на сентиментальность. (Спонсор поста - неожиданный Ballantine's во время обеда).

Гузель Яхина. Дети мои
yarkaya

Закончилась еще одна книга, которую я с нетерпением ждала полгода. После сумасшедшей популярности "Зулейха открывает глаза" и того, что мне эта книга, по сути, очень понравилась и запомнилась, так захотелось прочитать следующую. Тем более, она была о немцах Поволжья - на тему, о которой я не знала вообще ничего и даже не задумывалась, где это самое Поволжье и что там.



В апреле 2018 года весь русскоязычный мир писал Тотальный Диктант. Моя лень в написании постов в ЖЖ и тут отличилась - с середины апреля я все никак не соберусь написать отдельный пост про этот самый Диктант, которым меня накрыло за несколько дней до этого. Давно подумывала, что надо бы написать, так как результат Диктанта станет хоть какой-то оценкой моего русского языка, моего на данный момент главного рабочего инструмента. Оказалось, текст диктанта взят из того самого романа Яхиной "Дети мои", который должен очень скоро выйти.



Текст оказался ТАКОЙ специально, старательно навороченный, завернутый и напичканный хитрыми лингвистическими капканами, что плотно набитый пишущими диктант женщинами бывший кабинет географии моей родной 40й школы после каждого предложения восторженно выдыхал и ухал. Длиннющие предложения, редко употребляющиеся суффиксы, многоступенчатые перечисления - чего там только не было. На то, что надо было разьяснить специально (например, "Фауст" пишите с большой буквы, "клёцка" это такое блюдо, смотрите, как пишется), наоборот, даже слегка обиделись. Напряжение было такое, что лопнула голова. Чтобы долго не тянуть, сразу скажу, что сделала 3 пунктуационные ошибки - это я знаю где, как оформляется прямая речь, у меня намертво вылетело из головы. Одну ошибку сделала грамматическую, и вот это представить не могу где - может, твердый знак по привычке мягким заменила. В следующем году обязательно пойду сначала на подготовительные занятия, и только потом напишу - грош цена такой оценке.



Теперь можно снова вернуться к роману Яхиной. Я хотела этот роман так, что оплатила его по предзаказу в Литресе, так как кусочек для Диктанта буквально захватил. Для моей пиратской души это огромный шаг. Чем дальше продвигалась я в сюжет, тем больше охватывало разочарование. Да, это тот же прекрасный, сложный, певучий язык, метафоры, описания, которые буквально встают перед глазами. И атмосфера, ничего подобного которой мне видеть и читать не приходилось. Но если в "Зулейхе" нереальщина была какая-то достоверная, читаешь и думаешь что ну, наверное, так все-таки может случиться, и магического реализма совсем чуть-чуть, то тут... Начинаешь читать практически документальную прозу о жизни определенных людей в определенном месте, а потом с ними происходит такое, чего быть не могло вообще никогда. Я совершенно потерялась. И эти куски про Сталина и политические события...



Тут магического реализма столько, что просто теряешься. Такое я всегда испытываю с Изабель Альенде, Лаурой Эскивель и прочими "латинскими" авторами, которые от души сдабривают сюжет невообразимым сказочным вымыслом - а что это на самом деле было? Что в реальности происходило в истории, пока, например, герой вдруг пошел по дну реки, дыша полной грудью и встречая всех остальных героев? Или когда маленькие трактора внезапно убежали из поселка, уводя за собой всех детей? Да, понятно, что это образы и аллегории, но на самом-то деле что было?



Закончилось все тоже, как мне показалось, ничем. Накаливалось, накаливалось, а потом вдруг эпилог, в котором мельком изложены еще лет десять с событиями, которые, возможно, показались бы даже важнее описанных подробно. Послевкусие осталось странное - то ли, что я ничего не поняла, то ли, что авторка не справилась с задуманным.

Tags:

Ночь Церквей в Старой Риге
yarkaya
В пятницу, 1 июня, в очередной раз прошла Ночь Церквей - мероприятие, очень похожее на Ночь Музеев, только участвуют в ней церкви и религиозные общины по всей Латвии (подозреваю, и Европы тоже). В этот день храмы открывают свои двери для всех заинтересованных и приглашают войти внутрь, посмотреть, задать вопросы (в каждом полно улыбчивых добровольцев). Готовят какую-нибудь интересную программу, чаще всего музыкальную. В каждой церкви как будто праздник или вечеринка, горят свечи, все украшено и красиво, и никто не посмотрит на тебя, как на чужака - что немаловажно, например, в закрытых общинах и с моим носом.

Я, как человек, воспринимающий все церкви исключительно как красивые исторические места с картинами, музыкой и архитектурой, получила огромное эстетическое наслаждение.

Так как в этом мероприятии участвую в первый раз, то решила присоединиться к экскурсии, организованной сертифицированным экскурсоводом (а как феминитив будет? экскурсоводительницей? просто интересуюсь) Ирэной Винде. Не пожалела ни секунды - она рассказала историю всех церквей и религиозных орденов и всякие интересные факты обо всем, что попадалось по пути. За больше чем три часа мы обошли десять церквей старого города. В две из них не попали вовнутрь: в Церковь Петра (ничего не потеряли, я там и так бываю регулярно на выставках, там из красоты только деревянный резной алтарь) и в реформатскую церковь. Там, говорят, тем более нечего делать, сейчас это молодежный лютеранский клуб и интерьеры у них, как в офисе с кафетерием. Бывшую церковь Святого Георгия я тоже не считаю - это музей Декоративно-прикладного искусства, там от церкви осталось только внутреннее расположение окон и залов, больше ничего, и там я тоже изредка бываю (кстати, французские гобелены привезли, схожу). Единственный факт о ней запомнила - со стороны Конвента она специально отреставрирована как склад, а с другой стороны - как церковь.

Фотографий у меня не будет, их полно в интернете, на каждую из церквей дам ссылку. Первой нам открыла свои двери лютеранская церковь святого Иоанна (Яня) возле Конвента Сеты. Тысячу раз бегала мимо и никогда не заходила. Вход в нее из узкого, как труба, переулка, однажды вечером там стоял парень и во всю глотку пел оперные арии, и звук резонировал так, что мостовая дрожала. Внутри у нее очень "наш" суровый северный протестантский интерьер, симпатичный орган в деревянной готической отделке и красивые красные переплетения на потолке. Алтарь украшен лилиями. На выступление хора мы не успели, поэтому застали только духовой квартет с мировыми хитами. Когда вошли, как раз начали играть, да, мне не показалось, Drunken Sailor - гибернофилический синдром настигает меня везде, где бы не пошла. Вот ссылка.

После Иоанна отправились в Домский собор. Сначала там вроде как были закрыты главные двери и нас пустили только в крестовую галерею и сад (который тоже атаковала повсеместно расплодившаяся в Риге черемуховая гусеница). Во дворе стояли скамьи и экран, может, попозже планировалась программа. Там тоже все было украшено лилиями, проходила выставка картин женщин из Ильгюциемской тюрьмы, а потом через боковую дверь попали и в сам собор, полностью доделанный после реставрации. Орган выглядит, как драгоценный камень, витражи все новые, но конечно, суровая протестантская сдержанность очень заметна. Зато много всяких уголков, закоулков и коридорчиков. Вот ссылка.

После Домского пошли, как оказалось, к главным христианским неформалам - англиканцам. Англиканская церковь Святого Спасителя стоит прямо на набережной, построена в 19м веке на английской земле. Да, буквально, перед ее постройкой англиканцы не только купили участок земли в городе, но и регулярно привозили из Англии мешки с землей. Улица, отходящая от церкви, тоже называется Англиканской - может, земли и на улицу хватило? Один небольшой зал с белыми стенами, орган чуть крупнее рояля (но там играет известная в Риге органистка). Пастор (или капеллан, боюсь ошибиться) у них женщина, и они активно поддерживают ЛГБТ (когда она к нам вышла, мы поняли почему). Когда в Риге проходит прайд, то он всегда заворачивает к англиканцам на молебен. Госпожа капеллан - с коротким седым ежиком, в карго-бриджах и треккинговых сандалиях, дополнявших черную блузу и жесткий воротник, тепло приветствовала нас и пригласила зайти вовнутрь, так как еще шел концерт. Мы прослушали Moon River и еще несколько мелодий на органе, в приятной полутьме и свете свечей, а когда началась молитва, тихонько двинулись дальше. Вот ссылка.

От англиканской церкви рукой подать до площади Пилс, на которой и вокруг которой начинается католический район. Сначала мы заглянули в маленький костел Скорбящей Б-гоматери, в котором практически нет ничего интересного и ничего не происходило, если бы не тот факт, что помещение (часовню? корпус? здание?) у нее арендуют украинские униаты. Ничего о них не знала вообще (тем более это достаточно закрытая община), оказалось, они греческие католики и их общины очень распространены на Украине. Внутри барочной ротонды наличествовала полнейшая сборная солянка из картин на религиозную тему, икон в византийском стиле, по-католически богатых украшений и огромного количества украинских рушников. Светящийся молодой батюшка и его помощники, переговариваясь по-латышски, как раз установили видеокамеру и пригласили всех присутствующих спеть гимн Латвии. Акустика, понятное дело, шикарная, церковные свечи, ладан, гимн Латвии - огонь. Энергетически там было, кстати, очень хорошо: почти во всех остальных церквях ничего "такого" не ощущается, примерно как в концертном зале или вроде того. Вот ссылка на их фейсбук.

Какое-то время назад читала детектив, где действие происходило в Ватикане, а героем был как раз греческий католик. Из памяти отшибло всё, кроме того, что искали какое-то очередное затерянное Евангелие, а летом в жару священники не надевают брюк под облачение. Что же это было?

УПД. ИЭН КОЛДУЭЛЛ. ПЯТОЕ ЕВАНГЕЛИЕ.

Следующая остановка - костел святой Марии Магдалины, большой - на целый квартал, розово-желтый, штукатуренный. Вокруг него народу было - вся улица, все шумели, переговаривались, бегали со стаканчиками, и волонтеров у них тоже было больше всего. Концерт старинной музыки уже закончился (дело шло к десяти вечера) и внутри за алтарем кто-то оперно пел Аве Мария. Внутри росписи выглядят новыми, яркими, с почти кельтскими узорами, а каждый ряд скамеек украшен большим живым пионом с лентами. В Магдалине можно было не только осмотреть внутри сам костел, но и сходить в его дворик, перейти улицу и завернуть в их же "дом семьи" из крохотных подвальных комнаток с музеем сакральных предметов, выставкой картин и чаем для уставших. Но самое главное - они пускали залезть к ним на колокольню! По узенькой винтовой лестнице, заключенной в кирпичную трубу с двумя веревками вместо перил. Лезли очень долго, ни низа, не верха не видно, иногда выходили в перекрещенные толстенными балками комнаты, в которых висели старинные реликвии костела и фотографии, а потом наконец, вылезли на колокольню! Посередине рама с колоколами, на каждом узоры, какие-то изображения, а по сторонам - окна на все стороны и шикарные виды крыш старого города. Ровно на закате поднялись, оранжевый такой свет, очень тепло - как будто во сне летишь над городом. Когда еще доведется в таком месте побывать - незабываемо. Вот ссылка..

Расположенный совсем рядом, буквально за углом, собор святого Иакова (Екаба), выглядит совершенно лютеранским, краснокирпичный снаружи, белостенный внутри с резной готической отделкой, но на этом сходство и кончается, потому что это тоже католический костел, даже нет, собор. А значит - яркие цвета по возможности, большая выставка картин (в том числе наличествовала и Лайне Кайнайзе, которая мне давно нравится, и какая-то Дина Абеле, у которой святое семейство наделено совершенно армянской внешностью), сильный свет, большие цветочные композиции, картины, фигуры. В прошлый визит папы Римского он служил именно там, правда в этот раз, в августе, во время следующего визита, посетит только Аглонскую базилику. Из музыки наличествовали молодые ребята с гитарой и синтезатором, певшие что-то в микрофон. Это была наша последняя остановка, и даже хорошо - почти три с половиной часа непрерывных переходов изрядно умотали. Вот ссылка.

В следующем году пойду еще, буду специально высматривать, где какие концерты и пойду уже прицельно. Еще, конечно, участвуют церкви вне старого города - точно знаю, что святого Павла и Торнякалнская, а для экстремалов можно еще посетить чокнутый дом мессианской общины в стиле Гауди в Чиекуркалнсе. Вот статья с фотографиями.

Балетное
yarkaya

Вчера ходила на "вечер одноактных балетов", который проходил как часть балетного фестиваля "Рижская весна 2018". Были заявлены 4 балета, два латвийских и 2 приезжих, но почему-то не приехала французская танцевальная компания. Ничего, и без этого хватило впечатлений, наступил полнейший катарсис и второй день подряд я думаю, какой же я все-таки счастливый человек, что получается находить такие мероприятия и ходить на них.


Первой выступала хореографическая кафедра Латвийской консерватории. Там у них много интересного (в том числе степист Ленни, но вчера его там не было), разные проекты. Ставили балет "Жизнь" с туманным описанием. Вначале танцоры в цельных флисовых пижамах с головами зверей, забыла как называются анимешным кавайным словом, танцевали детский танец. Ощущала дежавю и озиралась - не перепутала ли я и не пришла ли на детское шоу, и нет ли рядом Яна.


Потом они выскочили в школьной форме с танцем чирлидеров, потом - в рэперской одежде с брейком. Все еще было неясно, что это за смотр хип-хопа с программой "Танцы", но когда на заднике сцены появились небоскребы, а танцоры появились в офисных костюмах, то щелкнуло и картинка сложилась. Со сменой декорации, настроений и стилей танца мы наблюдали за взрослением четырех друзей, становлением их характеров, созданием пар (какое там было танго!). Пластика, физическая подготовка, баланс и актерское мастерство - ну вы понимаете, абы кто не поступает в вузы на факультеты хореографии. В самом конце, когда все вышли, повернулись к зрителям спиной и смотрели на экране свои детские черно-белые фотографии, плакала уже не только я, которая и так норовит рыдать на всех танцах, а весь зал.


Я вообще часто плачу, когда растрогаюсь или вижу красивое (чаще всего танцы или музыку). Никто этому не умиляется, правда, чаще издеваются и советуют пить селен (кстати надо попробовать, а то скоро выпускной в садике, утоплю там всех). Даже в беллидансе умудрялась, смотрели местами, как на совсем сбрендившую.


Кажется, напишу сегодня много. Вторыми выступали дети и молодые танцовщицы из балетной школы Grande Талиса Силса. Это такие серьезные, настоящие тру балетники, следующий шаг уже только хореографическое училище. Ставили постановку "Легко", посвященную столетию Латвии - наша сейчас главная культурная тема.


Это было латышское этническое язычество, светлое и чистое, как в народных песнях (строки из которых читал за сценой детский голос). Танцевали травы, колосья, деревья, река, папоротник Яновой ночью. Гениально, до невозможности точно это делали танцевальные движения детей от маленьких до уже практически взрослых, это же надо ТАК увидеть. Как от ветра трава колышется, как колосья сбиваются в плотные снопы, река на порогах прыгает и взбивает пену, и как мальчик и девочка ночью идут через поле, чтобы найти цветок папоротника. Без слов и языка - настоящее искусство танца.


И музыка - народная, но как world music, мои любимые прекрасные Latvian Voices, Айнарс Миелавс. Опять носом прихлюпываю, когда пишу, селену мне. Можно смотреть и слушать еще с любого места, хоть на Празднике Песни, хоть на смотрах.

В заключение вечера к нам приехала Вагановка "и хореографические университеты Санкт-Петербурга". Где-то слышала, что этот концерт на самом деле - конкурс постановок. Пригласивших Вагановку я не понимаю - для чего они его тогда затеяли. По уровню постановки, по драматургии, танцу, свету, звуку, физподготовке - как будто Мариинка приехала.


Ставили "Парфюмера" с ограничением 18+. В зале стало пусто и тихо. И это уже был настоящий взрослый балет, серьезный, минималистский, весь на намеках и аллегориях - черные трико, освещенные резким белым лучом лица. Нереальнейшей красоты главный танцовщик (дальше три строчки нечленораздельно о его фигуре, мышцах, загривке и прочей балетной анатомии) - зеленые волосы, убедительнейшая пластика уродливого горбуна и совершенно дебильное лицо, нереальный артистизм и, конечно, фантастические ноги, руки, прыжки. Перед самым финалом танцовщик разделся до трусов (еще две строчки совсем нечленораздельного) и блестел там потом и невесть откуда взявшейся струей крови на ноге.


К сожалению, в интернете ни полслова про эту постановку, так что ничего не могу показать, увы.


Введение в повествование значительной роли матери Гренуя, ее регулярное появление на сцене и кардинальное изменение финала из-за этого оставлю на совесть постановщика и либреттиста. Так как это не книга и не фильм, то спойлером не будет, если расскажу - безутешная от потери мама Гренуя, найдя сына уже в самом конце, после того, как его поймали за убийства, снимает с его шеи платок, пахнущий Девушками (у этого платка там практически главная роль и максимальный эротический подтекст) и, недолго думая, душит его этим самым платком. Всё, конец. Читавшие Зюскинда трепещут.


Градация 18+, как мне кажется, была присвоена совсем не за эротическую составляющую - ее там было не больше, чем в среднестатистических парных номерах современного танца. За убедительность убийств, за безвольно болтающиеся трупы, за торжество Гренуя с трупами в обьятиях.


?

Log in

No account? Create an account