Ни о чем эти песни и сны

Зелены мои дни, белы мои ночи

Балетное
yarkaya

Вчера ходила на "вечер одноактных балетов", который проходил как часть балетного фестиваля "Рижская весна 2018". Были заявлены 4 балета, два латвийских и 2 приезжих, но почему-то не приехала французская танцевальная компания. Ничего, и без этого хватило впечатлений, наступил полнейший катарсис и второй день подряд я думаю, какой же я все-таки счастливый человек, что получается находить такие мероприятия и ходить на них.


Первой выступала хореографическая кафедра Латвийской консерватории. Там у них много интересного (в том числе степист Ленни, но вчера его там не было), разные проекты. Ставили балет "Жизнь" с туманным описанием. Вначале танцоры в цельных флисовых пижамах с головами зверей, забыла как называются анимешным кавайным словом, танцевали детский танец. Ощущала дежавю и озиралась - не перепутала ли я и не пришла ли на детское шоу, и нет ли рядом Яна.


Потом они выскочили в школьной форме с танцем чирлидеров, потом - в рэперской одежде с брейком. Все еще было неясно, что это за смотр хип-хопа с программой "Танцы", но когда на заднике сцены появились небоскребы, а танцоры появились в офисных костюмах, то щелкнуло и картинка сложилась. Со сменой декорации, настроений и стилей танца мы наблюдали за взрослением четырех друзей, становлением их характеров, созданием пар (какое там было танго!). Пластика, физическая подготовка, баланс и актерское мастерство - ну вы понимаете, абы кто не поступает в вузы на факультеты хореографии. В самом конце, когда все вышли, повернулись к зрителям спиной и смотрели на экране свои детские черно-белые фотографии, плакала уже не только я, которая и так норовит рыдать на всех танцах, а весь зал.


Я вообще часто плачу, когда растрогаюсь или вижу красивое (чаще всего танцы или музыку). Никто этому не умиляется, правда, чаще издеваются и советуют пить селен (кстати надо попробовать, а то скоро выпускной в садике, утоплю там всех). Даже в беллидансе умудрялась, смотрели местами, как на совсем сбрендившую.


Кажется, напишу сегодня много. Вторыми выступали дети и молодые танцовщицы из балетной школы Grande Талиса Силса. Это такие серьезные, настоящие тру балетники, следующий шаг уже только хореографическое училище. Ставили постановку "Легко", посвященную столетию Латвии - наша сейчас главная культурная тема.


Это было латышское этническое язычество, светлое и чистое, как в народных песнях (строки из которых читал за сценой детский голос). Танцевали травы, колосья, деревья, река, папоротник Яновой ночью. Гениально, до невозможности точно это делали танцевальные движения детей от маленьких до уже практически взрослых, это же надо ТАК увидеть. Как от ветра трава колышется, как колосья сбиваются в плотные снопы, река на порогах прыгает и взбивает пену, и как мальчик и девочка ночью идут через поле, чтобы найти цветок папоротника. Без слов и языка - настоящее искусство танца.


И музыка - народная, но как world music, мои любимые прекрасные Latvian Voices, Айнарс Миелавс. Опять носом прихлюпываю, когда пишу, селену мне. Можно смотреть и слушать еще с любого места, хоть на Празднике Песни, хоть на смотрах.

В заключение вечера к нам приехала Вагановка "и хореографические университеты Санкт-Петербурга". Где-то слышала, что этот концерт на самом деле - конкурс постановок. Пригласивших Вагановку я не понимаю - для чего они его тогда затеяли. По уровню постановки, по драматургии, танцу, свету, звуку, физподготовке - как будто Мариинка приехала.


Ставили "Парфюмера" с ограничением 18+. В зале стало пусто и тихо. И это уже был настоящий взрослый балет, серьезный, минималистский, весь на намеках и аллегориях - черные трико, освещенные резким белым лучом лица. Нереальнейшей красоты главный танцовщик (дальше три строчки нечленораздельно о его фигуре, мышцах, загривке и прочей балетной анатомии) - зеленые волосы, убедительнейшая пластика уродливого горбуна и совершенно дебильное лицо, нереальный артистизм и, конечно, фантастические ноги, руки, прыжки. Перед самым финалом танцовщик разделся до трусов (еще две строчки совсем нечленораздельного) и блестел там потом и невесть откуда взявшейся струей крови на ноге.


К сожалению, в интернете ни полслова про эту постановку, так что ничего не могу показать, увы.


Введение в повествование значительной роли матери Гренуя, ее регулярное появление на сцене и кардинальное изменение финала из-за этого оставлю на совесть постановщика и либреттиста. Так как это не книга и не фильм, то спойлером не будет, если расскажу - безутешная от потери мама Гренуя, найдя сына уже в самом конце, после того, как его поймали за убийства, снимает с его шеи платок, пахнущий Девушками (у этого платка там практически главная роль и максимальный эротический подтекст) и, недолго думая, душит его этим самым платком. Всё, конец. Читавшие Зюскинда трепещут.


Градация 18+, как мне кажется, была присвоена совсем не за эротическую составляющую - ее там было не больше, чем в среднестатистических парных номерах современного танца. За убедительность убийств, за безвольно болтающиеся трупы, за торжество Гренуя с трупами в обьятиях.


дыбр
yarkaya
Недавно заимела страховой полис здоровья - его подарила мама. Мама преследовала свои мамские шкурные интересы, и теперь считает, что если она вложилась в полис, то имеет право требовать, чтобы я проходила разные обследования. Доченька, успокой мое сердце, сходи к такому-то врачу посмотреться! И к такому-то тоже! И кровищу сдай!
А вы говорите, сама хозяйка своего тела! Да ничуть. Сданный анализ крови заставил задуматься, не принимают ли у нас тут где-нибудь в космонавты. Гемоглобин и вовсе оказался выше, чем когда-либо за всю мою историю сдачи крови, включая, надо же, беременность!
С прошлого года уже почти не хочется зелени. Точнее, хочется как нормальному человеку - там листик откусить, там лучок на омлет покрошить. А не скупать бунтики редиски и сжирать только ботву еще по дороге из магазина, и не выковыривать сныть из под прошлогодней листвы, как раньше. Как говорится, ни о чем не спрашиваю, ничего не прошу, просто хвастаюсь.
Вчера водила Яна к зубному - посмотреть, как у него развивается смена молочных зубов на постоянные. Зубы Яна - дикий ужас, с ними постоянно что-то происходит, то дырки, то почернение, то на деснах что-то. Наследственность с обеих сторон жуткая, и нижние растут криво. Вот решили пойти посмотреть, как оно там.
Оно там, как оказалось, нормально, и даже чем-то покрыли для укрепления, но нарисовалось новое - предстоит подрезать верхнюю уздечку, из-за которой может появиться щель между передними зубами! Вот очередной гемор. Ян, конечно, изображал героизм, но потом испугался, старается не показать, но я вижу. Идет непрерывный торг о том, сколько и какого мороженого мы ему купим после операции, чтобы легче отходил наркоз.
В эту субботу мы идем на очередной спектакль театра "Три Апельсина" из Екатеринбурга. Пока что я жду встречи с волшебной Татьяной Панайоти больше Яна, но ему точно понравится. Решили даже красиво отнести цветы. Когда я была маленькой, то тоже носила цветы артистам в ТЮЗ, когда ходила второй раз на понравившийся спектакль. Сильное впечатление было, поднимаешься на сцену, все на тебя смотрят - так весело мне было, пожалуй, когда носила цветы Мойе Бреннан на концерт.
А в воскресенье, если все будет в порядке и все будут здоровы - снова едем танцевать в Каунас, на тамошнюю городскую ярмарку Kauno Muge. Дали полчаса, будет красиво и интересно. И Ян заказал привезти ему уже два шакотиса из той пекарни.

Celtic Woman
yarkaya
Есть на свете такая группа девичья, называется Celtic Woman. Четыре ирландки (причем они время от времени меняются, в составе CW в разное время были такие известные имена, как Мейрид Несбитт и Орла Фаллон), все поют, а одна из них играет на скрипке. Поют чаще всего что-то ирландское - или народное, или на тему Ирландии.

Они нереально прекрасны во всем. Красивые, как будто нарисованные, в роскошных платьях, с ангельскими тембрами, скрипачка всегда - потрясающая скрипачка. А волосы. А глаза. И сами эти выступления такие торжественные, с чуть ли не фейерверками, бэк-вокалом, огромными стадионами. Представляю, как чувствуют себя ирландцы, если даже у меня все внутри трепещет от восхищения.

Вот куда я бы сходила, да что там, слетала бы на концерт - чтобы эти четыре б-гини выходили на сцену в свете прожекторов, а тысячи людей пели бы с ними в один голос. Это же чистый катарсис до самых светлых слез. Запомнила бы на всю жизнь (хотя, конечно, проревела бы всё).

Вон, смотрите, какие:



(no subject)
yarkaya
Молодая воспитательница Анжеличка (первый выпуск, двадцать семь лет, ноль профессионального выгорания, идеальная прическа и каблуки в полвосьмого утра, приходишь - месит скульптурную массу для лепки из пинтереста с миндальным ароматным маслом) рассказывает:

У нас дети все чего-нибудь не едят.  С Петей вообще было целое кино - полтора года не ел помидоры. А теперь ест! Я с некоторыми использую игры, с некоторыми - шантаж, торговлю, уговоры, всякие уловки.

(в день, когда подают фасольный суп, Ян начинает драму с валянием и истериками про "худший день в моей жизни" прямо, как открывает глаза).

- А с Яном?
- С Яном я... ммм.. процеживаю ему бульончик!!!

Вот так, выросло им педагогическое чудо. Чтоб знали.

(no subject)
yarkaya
Вот очень бесит. Мне очень часто говорят - как же здорово, что ты везде ходишь с Яном, что ты покупаешь ему билеты, что ты находишь всякие необычные мероприятия. Да где ты их находишь? И затем следует сакраментальное: ой, следующий раз нас позови, тоже пойдем!

10 марта мы собирались идти на представление шведского цирка, в котором не используется разговорный язык и нет животных (за свои семь лет Ян еще ни разу не видел цирк с  -животными, вообще никакими, даже с собаками и голубями - не устаю радоваться этому) в помещениях будущего музея коллекции Зузансов и современного искусства ZUZEUM - ну ладно, это я, конечно, повод нашла просочиться в Зузеум и посмотреть, что там, ну ничего. Купила два билета по десятке каждый, а потом позвонила мама одного из самых любимых янских бабуинов из прошлой группы садика и пригласила его на день рождения ровно в это же время в тот же день.

Что важнее для Яна, я даже не задумывалась. И уже две недели пытаюсь продать эти несчастные билеты. Каждый день шарю пост на фейсбуке, загадила всякие группы для мамочек и форумы. Тишина. Предложение лично это "ой не знаю... ой как-то рановато утром для выходных..."

Бесит, при том, насколько легко сейчас что-то покупаешь, настолько невозможно это самое что-то продать, хоть все инструменты и есть.

Tags:

Ada Lakevich
yarkaya
Ada Lakevich

Posted by Ada Lakevich on 9 Feb 2018, 10:12


Мэри Торджуссен. "Пропавший", или не лезьте под кат
yarkaya
Вот уже неделю зрею на рецензию книги, которая меня впечатлила ТАК, как не впечатляли книги уже какое-то время. И речь не о языке, событиях, характерах (хотя это тоже, конечно), а о том, что эта книга в течение двух суток делала со мной.

На второй день чтения я побежала в интернет, чтобы заглянуть в бесстыжие глаза посмотреть на фотографию писательницы, которая делала со мной такое.

Писать про сюжет и мои связанные с ним мысли в рецензии - значит беспощадно спойлерить и портить другим удовольствие. Напишу, конечно, если нечитавшие очень постараются не лезть под кат.

Итак, речь идет о "Пропавший" (Gone without a trace, оригинальное название мне в разы больше нравится) Мэри Торджуссен. У главной героини неожиданно пропадает бойфренд, забрав с собой все вещи и уничтожив все свои фотографии и присутствие в соцсетях. Героиня его ищет, теряет сон, кажется - теряет рассудок. Но так ли все просто? И где же, собственно, бойфренд?

На протяжении всего действия непрерывно ищешь выход. Придумываешь и анализируешь версии, кипишь мозгами, хватаешься за детали. Книгу отложишь - и все равно продолжаешь, не способная остановить мыслительный процесс. И так до самой последней строчки. Было только понятно, что наступит момент, когда все действие внезапно вывернется, с глаз как будто упадет пелена и все станет ясно, а главное - то, как читателя надула писательница, разложив ему под нос то, что он никак не мог видеть.

Кто не читал, постарайтесь под кат не ходить. Оно того стоит, без него никакого экспириенса читателя не получится. И да, еще отдельное удовольствие, если сначала прочитаете сами, а потом сагитируете прочитать еще кого-то - подругу, мужа... А потом сядете рядом и будете наблюдать конвульсии его разума в микроскоп, выслушивать версии и загадочно улыбаться. А потом обсудите вместе, оно того стоит. Браво этой самой Мэри Торджуссен, у нее Получилось.

Да, перевод отвратительный (но я сама виновата, это мне лень читать оригинал, мне лень напрягаться и анализировать еще и речевые построения и слова), какой-то как будто то ли официозный, то ли машинный. Удивило, что переводил пожилой заслуженный мужик, переводчик Стивена Кинга, Артура Хейли и кучи других детективных триллеров.

не ходите сюда, если не читалиCollapse )
Tags:

Грязная изнанка Calfornia Dreaming
sun
yarkaya
Эмма Клайн, "Девочки"

If you're going to San Francisco
Be sure to wear some flowers in your hair
If you're going to San Francisco
You're gonna meet some gentle people there…


Мне всегда импонировали образы хиппи - радостный пацифизм, длинные волосы, цветы, чистые голоса Mamas and Papas и других певцов подобного типа, птичья лапка в кружке. В школе одно время даже старалась так выглядеть, наматывала на руки браслеты и везде писала WORLD PEACE. Больше ничего толком об этом и не знала - не пришлось как-то.

Роман "Девочки" Эммы Клайн привлек той самой хипповой темой и возможностью узнать, что же в то время происходило в Америке как будто изнутри. И эта аннотация, как героиня видит в парке "нездешних", светящихся, красивых девочек, которые ее сразу же заинтересовывают - на вид та же красота с длинными волосами и пацифизмом.

В самом начале романа мы видим взрослую женщину - психологически сломленную, запуганную, одинокую, ее мучают подозрения, воспоминания, она не смогла устроиться в жизни. Постепенно перед нами разворачиваются ее воспоминания о том, как четырнадцатилетней девочкой она попала в как раз такую типичную хипповую коммуну, что-то вроде секты, объединенной вокруг харизматичного лидера, вещающего о любви и свободе, играющего на гитаре.

Самые яркие эмоции от этой книги - страх и грязь. И брезгливое отвращение. Четырнадцатилетняя Эви не нужна никому. Целый человек в двадцатом веке, в городе, в богатом районе - никому. Даже парню, который нравится, и то не отдашься, хотя готова - не берет. Родители разводятся, мать одновременно пытается "личностно развиться", посещая всякие кружки правильного питания, йоги и прочей лабуды - сегодня они все еще живы и цветут, только вот вебинаров с марафонами тогда не было. У отца другая семья, у всех какие-то приемы, вечеринки и свои дела. Через несколько месяцев девочка поедет в закрытую школу (ура, избавились, ура, пристроили), а пока пусть болтается, где хочет.

Неудивительно, что просто один пристальный взгляд от проходящей мимо неопрятной, немытой, не такой, как все, девушки, шарахает по Эви так, что она ни о ком другом думать не может, и всего одна случайная встреча меняет все.С этого момента Эви будет готова ради Сюзанны на все, что угодно - воровать, ложиться под кого скажут, таскать деньги, участвовать в сомнительных мероприятиях, жить в кошмарных условиях под непрерывной наркотой - "только бы ты на меня посмотрела". От этого она так никогда и не излечится. В секту, которая объединяла влюбленных в агрессивного психа девочек, Эви ушла именно из-за Сюзанны и так никого там всерьез и не увидела, кроме нее.

И еще эти наркотики. Абсолютная доступность любой наркоты - психоделиков, кислоты, травы, "спида" всем, начиная с десяти лет, куда не придешь, все курят, принимают, нюхают и что там еще с ними делают. Понятие о том, что это, в общем-то, опасно, отсутствует, как класс. То, что обычные сигареты непрерывно курят везде, в машинах, квартирах, магазинах - это тоже, но на это мы начали обращать внимание сравнительно недавно. Грязь, убогость, антисанитария, почти голод, растущие в этом всем кишащие вшами одичавшие дети. На каждой второй странице обещала себе отложить, закрыть, стереть книгу нафиг. Не буду спойлерить, но главную сцену просто пролистала, не читая - не могла.

Когда все было кончено, стало так противно, что срочно потребовалось "заесть" это - например, сборником жж-шных постов Елены Михалковой. Помогло, но не сильно, брезгливость осталась. Но книга тут не при чем, она как раз правильно работает, как надо. Никакого больше романтичного образа California Dreamin' у меня не осталось. Фу.
Tags:

Ada's cover photo
yarkaya
Ada's cover photo

Posted by Ada Lakevich on 24 Jan 2018, 08:02


про лютню
sun
yarkaya

Однажды мне было лет 14 и я производила раскопки в огромной стопке пластинок дома у бабушки. Там можно было найти все, что угодно (и копни я, возможно, немного глубже, то начала бы слушать раритетный джаз и полюбила бы его - но увы, не сложилось). В тот день нашла пластинку "Лютневая музыка XVI-XVII веков" и потащила домой слушать - у нас еще был проигрыватель винилов.



В дальнейшем оказалось, что это культовая по известности пластинка, что на ней впервые появилась мелодия, которая потом стала "Под небом голубым" Гребенщикова, и что автором почти всей музыки, кроме Зеленых рукавов и чего-то еще, был сам исполнитель Владимир Вавилов. Но это выяснилось лет через двадцать после того случая. Детективная история там вышла, кстати, достойная пера Артема Варгафтика.


Лютня мне очень понравилась и звучала дома весь день. Одновременно я вспомнила, что мама принесла домой с работы померить вечерние платья из новой коллекции. Когда через несколько часов с работы вернулся папа, он совершенно обалдел. Дом был погружен во тьму, в коридоре и комнатах горели свечи (то, что сегодня называют модным словом хюгге, было внедрено у нас где-то с середины девяностых, по причине маминого датского работодателя, так что я очень много знаю за это самое хюгге), громко тренькала странная музыка, а дочь вышла открывать дверь в кружевном платье в пол на тонких бретельках. Я и сейчас помню, какого необычного цвета оно было - пудрово-синего, что ли.


Папа перепугался. - Фираааааа! - в ужасе завопил он на весь дом. - это у нас что, теперь ТАК БУДЕТ ВСЕГДА?


Всегда у нас так, конечно, не стало. И вообще никогда так больше не было. Но последнее время меня стало нести на такие вот барочные, звенящие, математические вещи (да и вообще на классику - рано или поздно мы все туда придем) и стала вспоминаться эта история. Вот откуда оно появилось.


?

Log in

No account? Create an account