yarkaya

Categories:

Стелла Прюдон, Дедейме

Или история великого облома

Книга Стеллы Прюдон (не обманывайтесь этим французским именем, она из Пятигорска и отчество у нее Анатольевна) рассказывает о достаточно неизвестной нам и мало описанной народности - горских евреях. 

Мне приходилось сталкиваться с их представительницей, девушкой моего друга. Она была похожа не на еврейку, а на арабских или персидских красавиц, имена у нее и ее семьи тоже были восточные, да и воспитана она была в очень патриархальном духе. По горам еще отлично в длинном платье лазила. 

Если не знать, о ком читаешь, то картинка очень напоминает романы, например, Маши Трауб о грузинах или дагестанцах: большой дом с летней кухней, мать семейства с дочками и невестками целый день жарят-парят, за столом в саду сидят мужчины и произносят пышные тосты за родителей. Все орут. Подбирают потенциальных женихов и невест, оговаривают соседкиных дочек в коротких юбках и чьих-то сыновей, женившихся "не на своих" вопреки семье. Снова все орут.

Роман составлен из отрывочных кусков, воспоминаний о молодости старшего поколения, флешбеков младшего. То, что они на самом деле евреи, напоминают только имена (Ханна, Натан, Довид) и некоторые обычаи, слегка напоминающие наши ашкеназские. Совершенно другой язык, кавказский. Ну да, в идише мы слышим немецкий, в ладино испанский, все логично.

Детей называют в честь умерших родственников, как у нас (и попробуй, не назови!), но у них это целая церемония официального "дарения" имени предпочитаемому ребенку, даже если у него еще нет детей. Даже если обладательница имени еще жива! Как квартиры отписывают, так тут имя — этому отпишу, этому не отпишу!

И вот тут мы подходим к центральному элементу повестованию - мамаше Ханне, матриарху всей этой огромной толпы, которая рулит домом, гоняет невесток, устраивает всевозможные психологические манипуляции всем вокруг и вообще считает себя центром Вселенной: сводит, разводит, женит, сталкивает членов семьи. Так она внезапно забирает у своего сына новорожденную дочь Шекер, обьявляет ее своей дочерью и растит. Шекер прекрасно знает, что она на самом деле не дочь Мамы Ханны и должна называть своих родителей по именам и считать их братом и сестрой, а за такое удочерение быть безмерно благодарной. 

Такой же финт мамаша проделывает еще раз, со своей второй внучкой (которую незадолго до этого сослала на пару лет в туберкулезный санаторий, чтобы не мешать своей свежеразведенной дочери выйти замуж еще раз), которая так же безропотно называет свою настоящую мать Эрке сестричкой. Эрке служит мамаше лучше всех, уже совершенно забита этим и агрессивно срывается на маленькой дочери за недостаточное «почитание». В этом бардаке из имен и родственных связей здорово запутываешься, но ужас от того, что происходит в этом наполненном обожанием мамочки аду (с тостами и чтением стихотворений о матери), не отпускает. 

Так и ждешь, что теперь все начнет развиваться: Шекер взбунтуется против мамочки, или влюбится, или ей подберут жениха, или кто-нибудь умрет, или мамочка умрет, или...

Только читатель успеет удобно усесться, чтобы долго и неотрывно следить за хитросплетениями отношений семьи, как... роман заканчивается. На совершенно бытовой сценке - Ханна и Шекер едут к портнихе заказать халаты и попутно обсуждают сватовство сына портнихи. И всё!! Конец книге, ничего не распутано, не раскрыто процентов 80 героев, никто не наказан и не изменился. То ли это просто отсылка на очередной национально-культурный зоопарк "посмотрите, как бывает", то ли была задумка на большой роман, да не сложилось, и решили издать то, что уже написано. Третий день испытываю разочарование от жесточайшего облома - как бы это хорошо было!!

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.